logotype

«Я получил свободу, которой не было в Минске». Белорус бросил высокооплачиваемую работу и устроился в хостел в горах за еду и жилье

Евгению 29 лет. Семь из них он проработал банковским служащим в Минске, два – администратором хостела в грузинской горной глуши. Он предпочел бы вернуть время и не тратить долгие годы на перебирание документов и общение с вечно недовольными клиентами, но именно они привели его к пониманию, чего ему действительно хочется от жизни. Положив костюм клерка на дальнюю полку и отказавшись от зарплаты, превышающей белорусскую мечту в $500, Евгений уехал в Сванетию, где работает в небольшой мини-гостинице за еду, крышу над головой и смешные $25 в месяц.

Сейчас, когда в равнинной Беларуси морозит и туманит, в горах Сванетии лежит снег, а ночью температура опускается до минус 15 градусов. Это отпугивает туристов, несмотря на то, что здесь недавно открылось несколько горнолыжных курортов. Приезжие хлынут сюда с приходом лета. Евгению в Сванетии в это время делать нечего: хостел, как и местные тропы, спит в ожидании гостей, так как находится далековато от горнолыжных склонов. На «зимнюю спячку» он возвращается в Беларусь.

Сванетия находится на северо-западе Грузии и населена сванами. Из достопримечательностей – горы, поля, местная архитектура (частные домики с пристроенными башнями, жильцы которых занимаются преимущественно сельским хозяйством и обслуживанием туристов). Белорусские деревни обзавидовались бы: ради грузинского колорита и кухни люди со всего мира готовы проделать длинный путь на самолете, а затем на машине по серпантинам, пока не доберутся до одной из самых высоких точек в Европе.

Жизнь здесь – мечта интроверта. Собственно, таковым Евгений себя и считает. Не каждый сможет отказаться от цивилизации, стабильной зарплаты в обмен на обитание в глуши.

«В первые четыре года я не видел отпусков. Взял билеты из Львова в Стамбул. Именно тогда я и заболел путешествиями»

А началось все в тот момент, когда Евгений окончил колледж и устроился в банк, в котором потребовалось проработать целых пять лет, чтобы получить повышение и прослужить еще два года на высокой должности.


– В первые четыре года я не видел отпусков, потому что все они уходили на сдачу сессий. Первый полноценный отпуск взял в 2013 году. Мечтал попасть в Грузию, нашел в Google горный край Сванетию, но именно в это время начальник попросил меня поработать над одним важным проектом. Так я в Грузии и не побывал. Зато в декабре того же года взял билеты из Львова в Стамбул, ничего не бронировал, но успел объездить юг Турции своим ходом, познакомился с людьми из Новой Зеландии, Китая, Германии. Жизнь в дороге мне понравилась, именно тогда я и заболел путешествиями.

В конце 2014 года, когда заканчивался контракт в банке, Евгению пришло понимание, что работа с бумагами, докладными – это не его стезя.

– Я написал девушке Ксении, владелице хостела в Сванетии, с просьбой предоставить работу, жилье и еду, был готов работать в качестве волонтера. Работа намечалась в июне. Чтобы попасть в Грузию, решил выйти из зоны комфорта и добраться туда автостопом. Нашел попутчика Никиту, и в мае 2015 года мы отправились в путь. В запасе был целый месяц на путешествия, в течение которого я побывал в Боржоми, Вардзии, Ереване, Нагорном Карабахе, Тбилиси, Батуми – и вот в начале июня оказался в Сванетии. Там как раз открылся новый хостел Kakuchela, в котором я с июня по октябрь проработал администратором.

Работа была круглосуточной. Так как я был единственным администратором в хостеле, отойти с поста было проблематично. Жил там и работал, встречал гостей, следил за чистотой, менял постельное белье, помогал гостям сориентироваться на местности.

На Booking.com предлагается много «гестхаусов» в Сванетии, в которых гости живут вместе с хозяевами. Хостел Kakuchela – почти единственный в той местности. Он расположен в общине Латали и окружен Большим Кавказским и Сванетским хребтами. Хостел предлагает пять номеров, часть которых оснащены семью и восемью койко-местами, другая часть – тремя-четырьмя кроватями для семей. Общей зоной традиционно является кухня.

Интерьеры предельно простые, что не мешает гостям оставлять неплохие отзывы по поводу уюта и атмосферы хостела. Особенностью мини-гостиницы является просторная терраса, с которой можно созерцать горы.

На данный момент койко-место в хостеле стоит 18 рублей. Дополнительно оплачивается завтрак – 7 рублей.

– Еду для гостей хостела готовят местные женщины, две сестры. Готовят местную грузинскую кухню из натуральных продуктов, используют свежий домашний сыр, молоко, овощи и фрукты. Очень вкусно. Хинкали подаем редко, потому что женщины Сванетии не готовят это блюдо. Часто предлагаются аджабсандал (овощное рагу), толма (блюдо, похожее на фаршированные перцы), хачапури кубдари (местное сванское блюдо с мясом, похожее на хачапури, но без сыра и творога).

Евгений живет, питается и работает «не отходя от кассы». Для администратора предназначена отдельная комната без изысков. Она ничем не примечательна: есть шкаф, кровать, розетки.

– Интересно не сидеть в комнатушке, а выйти на балкон, устроиться в кресле, посмотреть на горы, послушать звуки. Где-то лает собака, кто-то рядом бензопилой пилит бревна, заготавливая дрова на зиму, недалеко ругается житель деревни, россиянин (скорее всего, он сбежал из России, потому что паспорта у него нет) ругается русским матом.

В горах я практически не трачу деньги. И не зарабатываю. Все, что мне нужно, – это крыша над головой и еда. Ксения предложила такой формат оплаты: за клиентов с Booking.com я денег не получаю, но если кто-то останавливается по моему приглашению, за него я получаю $2. За месяц набегает не много – 50 белорусских рублей. Но этого хватает, чтобы купить в магазине яйца, рис, пиво, например.

Карта географии постояльцев, по словам Евгения, обширная. Приезжают британцы, австралийцы, новозеландцы, американцы, бразильцы, поляки, чехи, россияне, украинцы, белорусы, израильтяне. Вечером они собираются на террасе, пьют пиво, общаются и обмениваются историями, кто где был.

– В 2016 году, когда мне стала помогать новая девушка-администратор, от Ксении поступило предложение работать гидом. Я поинтересовался маршрутами, прошел по ним сам и уже в августе начал водить первых туристов.

«Уезжал из Грузии в ноябре – все равно там все вокруг было зеленое. Приехал в Минск – и окунулся в серость»

– Когда гости приезжают всего дня на три, они могут вообще не заметить атмосферы местности. Я живу там второй год и успел свыкнуться с менталитетом сванов. Он, кстати, очень похож на белорусский. Мужчины любят посидеть и выпить, иногда могут повздорить, но ничего криминального никогда не происходит. Они неэмоциональны, не любят проявлять чувства на людях.

Евгений рассказывает: сваны преимущественно занимаются сельским хозяйством. Если не поработаешь летом, то зимой будет нечем питаться. Поэтому они выходят в поля, выращивают кукурузу, фасоль, картофель, заготавливают сено, держат живность. Государство помогает деньгами, выплачивая пособия на детей, по безработице. На семью набегает около 50 белорусских рублей, но им этого хватает, ведь основная еда выращивается и делается своими руками. Электричество бесплатное и, наверное, именно поэтому часто отсутствует.

– Сванетию называют краем тысячи башен. Они строились с VII по XII век. Остается загадкой, для чего они предназначались. Это не оборонительные сооружения, потому что испокон веков горцы Сванетии ни от кого не защищались, так как не видели войн. Башенки пристроены к каждому дому и могли возводиться целыми поколениями. Вполне возможно, что они были предназначены для защиты женщин. В древности в Сванетии была развита кровная война, и женщин, предположительно, прятали наверху башен, чтобы они там пережидали резню.

В Сванетии много маленьких деревень, собранных в общины. Деревня, в которой живу я, находится на высоте 1350 метров. Жители деревушек не покидают свои жилища зимой, шесть месяцев в году проводя в снегу.

Евгений размышляет: возможно, кому-то покажется, что в Сванетии довольно скучно. Но для него, как для интроверта, это лучший вариант – уехать в горы, мало общаться. В целом же цивилизация в Сванетии есть. Работают маленькая больничка, полицейский участок, семь кафешек, магазины, пункт аренды лошадей и машин, канатная дорога. Кафе держат местные предприниматели, но их совсем немного. С виду эти заведения мало чем отличаются от частных домов, внутри довольно уютные.

Можно сделать вывод, что полноценной жизнью деревни живут только весной и летом. Но природа Сванетии равнодушна к переменам температуры и просится в объектив круглогодично. Для Евгения это стало одним из определяющих факторов для выбора места обитания.

– Уезжал из Грузии в ноябре – все равно там все вокруг было зеленое. Приехал в Минск – и окунулся в серость.

«Я получил свободу. В столице работаешь пять дней в неделю, и у тебя нет времени даже на то, чтобы пройти обследование в поликлинике»

Романтичная натура Евгений окунается в материалистичные воспоминания:

– Изменить жизнь было непросто. Нужно было объяснить начальнику, почему я не намерен продлевать контракт, сказать отцу, что условно завтра я уже не выйду на работу. Отец недоумевал: как можно уйти с работы, ведь придется искать новую? Трудно было объяснить, что я и не собирался искать новое место. Коллеги удивлялись: зачем ехать в Грузию, если там меня никто не ждет?

Я пять лет работал операционно-кассовым служащим в банке, а это довольно стрессовая работа. Клиентам хамят, они в ответ хамят мне. Им приходится заполнять кучу бумаг. В то время я мечтал повыситься до сотрудника центрального аппарата и улучшить условия работы «муравьев», которые, по сути, выполняют все необходимое в банке. Но, попав в центральный аппарат, я понял, что один человек не способен изменить систему.

В Сванетии же я получил свободу, которой у меня не было в Минске. В столице работаешь пять дней в неделю, и у тебя нет времени даже на то, чтобы пройти обследование в поликлинике, получить шенгенскую визу – нужно либо отпрашиваться с работы, либо брать отгул. В Сванетии меня никто не ограничивает: захотел – ушел в горы, захотел – пообщался с туристами.

В банке я зарабатывал около $650. В конце 2014 года, когда все мечтали о $500, это был хороший заработок. За семь лет успел накопить $10 тыс., на которые собирался жить в годы путешествий. Мысли о будущем и семье, конечно, посещали. Но я посмотрел на своих коллег, которые работают в банке по 10–13 лет. Да, у них есть семьи, дети, квартиры и машины… Я не отрицаю, что это счастье. Но за семь лет работы в банке я не видел мира. Возможно, когда-то я вернусь в Минск и опять устроюсь на нормальную работу. Но пока меня тянет в горы.

Лора НАГАПЕТЯН

Фото: Максим ТАРНАЛИЦКИЙ

Источник: Onliner.by

Комментарии:

  1. Молодец, Женя! Деньги — не самое главное в этой жизни. Будет, что вспомнить в старости … Я когда-то, лет 30 назад отдыхал в Абхазии, на турбазе «Тамыш» — понравилось, хотел остаться там — поработать, но не получилось. Сейчас жалею …

Оставить комментарий