mamuli.by

Тариел Майсурадзе: «Даже разочарования могут быть источником вдохновения»

Тариел Майсурадзе – популярный актер, шоумен, композитор. Но в первую очередь, он известен публике, как певец, исполнитель искренних, душевных, трогательных песен о любви.


– Тариел, ты поешь о любви, об отношениях. А что любовь для тебя? Какой смысл ты вкладываешь в это понятие?

– Любовь, или то, что мы принимаем за нее, бывает разная. Есть маньяки, своеобразные «наркоманы», постоянно находящиеся в погоне за острыми ощущениями, когда голова кружится, дыхание сбивается и скулы сводит. Для кого-то любовь – это развлечение, кто-то стремится к отношениям «для коллекции»…

Если же мы говорим о той любви, которая предполагает развитие отношений, формирование ячейки, в которой родятся и будут воспитываться дети, и они, в свою очередь, будут видеть перед собой эталон того, с каким вниманием и заботой любящие люди относятся друг к другу… Если речь идет о такой любви, то она для меня – смысл жизни. Такая любовь – это пища: для жизни, для подвигов, для творчества; на ее алтарь я готов положить деньги, здоровье, жизнь и мне будет приятно это делать.

Если ты можешь предать или продать человека, если есть место глупым пустым придиркам, типа «вот у других есть шуба, а у меня нет», разве это – любовь? Любовь – это радость и горе на двоих. Любить – значит быть вместе независимо от обстоятельств. Любить нужно всегда: и тогда, когда твоя любимая выглядит замечательно, и тогда, когда не очень, когда, например, болеет или просыпается утром и смотрится не так хорошо, как вечером в клубе, хорошо одетая и накрашенная.

– А что нужно, чтобы вскружить голову Тариелу Майсурадзе? Какой должна быть женщина, чтобы обратить на себя твое внимание?

– Естественность и полное отсутствие игры. Сегодня не только в отношениях, но и в стиле одежды, в интерьерах, архитектуре акцент делается на простоту. Согласись, чем проще, тем изящнее.

В женщине меня привлекает внутренняя красота, дополненная красотой физической. Я имею в виду, прежде всего, ухоженность, стиль, шарм. Не обязательно, чтобы женщина выглядела точь-в-точь как красотки с обложек глянцевых журналов.

А иногда бывает так, что видишь сногсшибательно красивую женщину, начинаешь с ней общаться и понимаешь, что лучше бы она рта не открывала, потому что духовное и эмоциональное уродство способно свести на нет все внешнее великолепие, которым она изначально к себе привлекает.

– Скажи, пожалуйста, есть что-то такое, чего бы ты никогда не простил женщине?

– Нет. В своей жизни я женщинам прощал все. Даже то, чего большинство мужчин не простили бы никогда и ни при каких обстоятельствах.

– И ты потом не упрекал этим?

– Я мог бы упрекнуть, если бы подобное случилось во второй раз. Или если была бы попытка повторить такой поступок. Тогда простить сложнее, даже если тебя будут просить об этом. Да и есть ли в этом смысл?

Скажем, тебя ударили, потом долго просили прощения, валялись в ногах, раскаивались. Ты постарался понять, простил, забыл. И вдруг тебя опять бьют! Конечно же, ты возмутишься: «Да что же это такое? Как так можно?». А тебе в ответ: «Но я же извинился за прошлый раз, чего же ты хочешь? Теперь опять оступился, прости». В такой ситуации волей-неволей задумаешься, а надо ли прощать? И вообще, есть ли смысл быть вместе?

Другое дело, когда человек ошибся, совершил какой-то неблаговидный поступок, попросил прощения. И ты видишь, что действительно есть место сожалению, раскаянию, работе над собой, что прилагаются все усилия, чтобы как-то исправить ситуацию, не ранить, не держать в напряжении, не заронить сомнений, что подобное может повториться. Тогда какой смысл становиться в позу, лишний раз упрекать? Лучше простить.

– Тариел, а что или кто служит для тебя музой, источником вдохновения, стимулом для творчества? Или это получается само собой?

– Ничего не получается просто так. У любого человека, даже не связанного с творчеством есть что-то, что его вдохновляет на какие-то действия, поступки, на работу.

Если мы говорим о творческих людях, создающих какие-то художественные произведения, которые в дальнейшем слушают, читают, смотрят другие, то, конечно, существует что-то, что вдохновляет. И не обязательно это должна быть любовь, страсть, какие-то возвышенные чувства. Даже неудачи и разочарования могут быть источником вдохновения.

Ведь вовсе необязательно воспевать только любовь. В художественных произведениях могут отражаться воспоминания, переживания, размышления, которые будут заставлять людей останавливаться, задумываться о чем-то, что-то переосмысливать, к чему-то стремиться, более глубоко чувствовать.

Меня может вдохновить все, что угодно: и любовь – не только к женщине, но и к друзьям, к родным, к моим детям, и ностальгия, и какие-то новые открытия. Вообще, любые переживания располагают к работе, к созиданию.

– Сегодня только ленивый не говорит про кризис, причем, он не только в экономике, но и в головах, и в душах людей. Изменилось ли в связи с этим отношение к твоему творчеству? Не стал ли ты в ситуации, когда люди думают, прежде всего, о хлебе насущном, а уж никак не о зрелищах, чувствовать себя менее востребованным?

– Нет, как раз наоборот: я чувствую, что мое творчество, мои песни, воспевающие любовь и гармонию, стали более востребованными и актуальными. Наверное потому, что очень не хватает положительных эмоций, ощущения собственной «нужности».

У людей сегодня все не так хорошо, как им хотелось бы. Они стали более ранимыми, часто чувствуют себя одинокими, ненужными, легко расстраиваются. Иногда из-за неуверенности в завтрашнем дне, отсутствии четко видимой перспективы появляются какие-то претензии к любимым. Люди перекладывают ответственность за все свои беды и неудачи на отсутствие гармонии в эмоциональной сфере, на отношения, на тех, кто с ними рядом, тем самым еще больше накаляя атмосферу и усугубляя ситуации. Внешние проблемы мешают людям внимательно и чутко относиться друг к другу, поддерживать друг друга, чтобы вместе выстоять. Ведь в одиночку – стократ сложнее.

Ольга ГРАДИНАР

Оставить комментарий