logotype

Как живут в Беларуси беженцы из других стран

den_bejencevСправка «Обозревателя»

На 1 августа в Беларуси 798 человек признано беженцами. Из них 562 – из Афганистана, 131 – из Грузии, 32 – из Таджикистана, 29 – из Азербайджана, 23 – из Эфиопии (есть немногочисленные представители из Палестины, Ирана, Индии, Ирака, Армении, Либерии, Руанды).

История Тамары
В Минске 20-летняя Тамара Кобахидзе живет уже 13 лет. И хотя родилась она в Грузии и по национальности является грузинкой, в большей степени девушка ощущает себя белоруской, так как именно с нашей страной связывает свое будущее.

В 1992 году в Тбилиси во время начавшегося там военного конфликта был убит ее отец Георгий Гурамович, служивший в полиции. Мама в этот смутный для Грузии период пропала без вести. Тамара осталась с бабушкой Тамарой Давыдовной, которая оформила над внучкой опекунство. В 1994 году они оказались в Минске в гостях у давнего друга Григория Гурамовича. Тамаре Давыдовне так понравилось в Беларуси, что она решила остаться здесь хотя бы на год, чтобы не возвращаться в Грузию, где обстановка по-прежнему оставалась крайне напряженной. И несмотря на то, что маленькая Тамара тогда совсем не говорила по-русски, в сентябре она пошла в СШ № 80 Минска, где и проучилась все 10 лет.

Конечно, мытарств на долю обеих Тамар в Минске хватило. Сколько раз им приходилось менять жилье из-за того, что они не могли своевременно заплатить хозяевам! Денег постоянно не хватало. Помогали Красный Крест, Управление по гражданству и миграции УВД Мингорисполкома, Представительство УВКБ ООН в Республике Беларусь, Центр творчества детей и молодежи Фрунзенского района «Эврика».

Тамара Давыдовна и ее внучка стали первыми грузинскими гражданами, получившими в Беларуси статус беженцев. После этого они смогли оформить прописку и поселиться в комнате общежития фабрики «Луч».
Сегодня Тамара Кобахидзе учится на юридическом факультете БГУ, занимается карате. Как сирота находится на гособеспечении. Сама Тамара Давыдовна признает: в том, что внучка выросла порядочным и образованным человеком, немалая заслуга тех людей, которые на протяжении всех 13 лет жизни в Беларуси поддерживали ее. Недавно Тамаре Кобахидзе предоставили социальное жилье – однокомнатную квартиру, и за нее искренне радовались все, кто знал и помогал обеим Тамарам обрести здесь вторую родину.

Стоит ли бояться беженцев?

Слово «беженцы» в сознании иных белорусов по-прежнему нередко ассоциируется с теми, кто ходит по вагонам метро и электричек: «Мы не местные, подайте на пропитание». В представлении других — беженцы «оккупировали» все рынки и живут в Беларуси лучше многих белорусов. Такие взгляды не имеют ничего общего с реальным положением дел. Беженцы — это те, кто покидает родину вынужденно, из-за того, что им и их родным грозят смерть и физическая расправа. Получить статус беженца в Беларуси отнюдь не просто. И найти работу — любую, не говоря о высокооплачиваемой, тоже нелегко. Беженцы рады любому заработку, лишь бы прокормить детей, семью. Мы их видим на рынках, и это при том, что на родине большинство из них были вполне обеспеченными людьми, имели жилье, автомобили, работали инженерами, педагогами, врачами.

Кстати, Альберт Эйнштейн, Зигмунд Фрейд, Михаил Барышников, Рудольф Нуриев, Марлен Дитрих, Владимир Набоков, Марк Шагал, Александр Солженицын и другие известные люди тоже были беженцами. И принявшие их страны, став для этих великих людей второй родиной, разделили с ними их всемирную славу.

Ольга ПОКЛОНСКАЯ

Источник: «Обозреватель»

Оставить комментарий