mamuli.by

Кахи Пакацошвили: «В Беларуси надо дать дорогу молодым»

Как утверждает предприниматель, председатель грузинского культурно-просветительского общества «Мамули» Кахи Пакацошвили, Беларусь – это, прежде всего, хорошие люди. Грузин, который уже много лет живет в нашей стране, в уютной атмосфере коктейльного бара «Годжи» убедил обозревателя «БелГазеты» Юлию Гунашвили в том, что успеха можно достичь в любом государстве, а Беларусь в будущем вполне может стать восточно-европейской Швейцарией.


«ГИГАНТСКИХ КОМАРОВ ИЩУ ДО СИХ ПОР»

Я родился в Кахети, в селе Гавази Кверельского района. Папа работал директором школы, а мама преподавала грузинский и немецкий языки. Я же с детства увлекся спортом. Стал серьезно заниматься дзюдо, поэтому с учебой в школе не очень складывалось. Много пропускал. Конечно, родителям-учителям это не нравилось.

Тогда часто ездили на соревнования, в том числе и в Беларусь. Мой тренер Семен Абрамович Гуманов, один из основоположников дзюдо в Беларуси, предложил мне переехать заниматься и учиться в Минск. Тогда родители сказали: «Поедешь, только если дед разрешит». Собрали семейный совет. А мой дедушка воевал в Беларуси. У него остались очень хорошие воспоминания об этой стране. Он всегда говорил, что там живут очень хорошие люди. Правда, и напугал, что в Беларуси водятся огромные комары размером чуть ли не с кулак. Он, кстати, в свое время тоже хотел уехать из деревни, но его не отпустили. И дед сказал: «Зачем ему в селе сидеть? Пусть едет. Надеюсь, у него все получится. А если нет – вините меня». Потом сделал паузу и добавил: «Но, наверное, к тому времени меня уже не будет. Так что говорите про меня, что хотите».

Родители согласились и отпустили меня в Минск. До сих пор, когда выезжаю на природу, ищу этих гигантских комаров. Пока не нашел, а вот с хорошими людьми мне и правда повезло.

«АДАПТИРОВАТЬСЯ БЫЛО НЕ ПРОСТО»

Так в 14 лет началась моя беларуская жизнь. Помню, было очень холодно. Дул сильный ветер. Наше общежитие находилось возле завода холодильников. Мы с одноклассниками шли на троллейбусную остановку. А я в расстегнутой куртке, без шапки (кстати, шапки до сих пор не ношу). В Грузии все так ходят. У меня все спрашивали, неужели тебе не холодно? А мне было безумно холодно, но вида не подал. Я же грузин. Мне часто это до сих пор вспоминают мои школьные друзья и учителя.

Адаптироваться было не очень просто. Ведь я совсем не знал языка. Ходил со словарем и разговорником. Потихоньку запоминал отдельные слова и фразы. Тем более в общежитии со мной в комнате жили 11 человек. Хочешь не хочешь, а заговоришь. К тому же, у нас были очень хорошие педагоги.

Учительница русского языка Тамара Ивановна (ее имя запомнил на всю жизнь) дополнительно занималась со мной перед отбоем. Помню, как она долго пыталась объяснить мне значение слова «крыльцо». А я никак не понимал. Тогда она вывела меня на улицу и наглядно показала, что это такое. Вот так мы ходили около крыльца, а мои одноклассники недоумевали, что это они там делают.

«НЕСКОЛЬКО РАЗ ВОЗВРАЩАЛСЯ В ГРУЗИЮ»

Мне вообще везло на хороших людей. Один раз шел на остановку троллейбуса. Передо мной поскользнулся мужчина и упал. Я помог ему подняться, перейти дорогу. А я тогда еще плохо говорил по-русски. Он понял, что я грузин. Оказалось, что в армии он служил и дружил с грузинами. Он оставил мне свой номер телефона и сказал, что если будет нужна помощь, обязательно позвони. Тогда мне предстояло сдавать выпускные экзамены в училище. Но меня освободили, так как я должен был ехать на международные соревнования. А я сломал ключицу и на турнир не поехал. От экзаменов уже не отвертишься, а знаний ноль. И я как представил реакцию родителей, если меня оставят на второй год… В общем, не знал, что делать и вспомнил про этого человека. Он сказал, куда мне необходимо подойти. Оказалось, что в Министерство образования. Меня встретила какая-то женщина и повела в кабинет. Там сидел такой серьезный мужчина. Спросил, что и как. Кому-то позвонил. Когда вернулся в училище, на вахте меня встретили директор и два завуча. Спрашивали, почему я сразу к ним не пришел, типа и так бы освободили от экзаменов. У кого я тогда был в министерстве образования, до сих пор не знаю. Но сложно представить, как бы сложилась моя дальнейшая жизнь, если бы не этот случай.

После окончания училища хотел поступать в тогдашний Институт народного хозяйства (сегодня это БГЭУ). Но в конце 1980-х здесь росли националистические настроения. И с моей фамилией шансов поступить у меня не было. Хотя должен был пройти на сто процентов, ведь шел по спортивным спискам. В итоге заочно окончил экономический университет в Тбилиси.

Я вообще несколько раз возвращался в Грузию. Помню, приехал, а там война, разруха. Света, газа нет. На улицах темно. Остановился у друга в Тбилиси. А по соседству с ним жила семья, у которой был грудной ребенок. Им даже не на чем было воду вскипятить. А у друга была большая квартира. Так в одной из комнат мы начали разбирать паркет. Доски отдавали соседям. Без слез на это нельзя было смотреть.

«В БИЗНЕСЕ БЫВАЕТ ДУШЕВНАЯ БОЛЬ»

Идея заняться здесь бизнесом пришла не сразу. Какое-то время искал себя. У спортсменов всегда были связи во многих странах. Сразу перепродавали какие-то беларуские товары. А потом с партнерами учредили компанию по продаже бильярдных столов. Затем открыли собственное производство. Сначала, грубо говоря, делали все на коленке в гараже. Сейчас это уже успешно развивающаяся фабрика. Мы производим не только бильярдные столы, но и аксессуары, мебель из натурального дерева, сотрудничаем со многими странами мира.

Я считаю, что успеха можно добиться в любой стране. Но только через труд, через «не могу». Бизнес можно сравнить со спортом: невозможно добиться результата без усилий и терпения. Сказали «нет», а ты все равно «да», еще раз «нет» – еще раз «да». Единственное, в бизнесе нет физической боли, но бывает душевная.

Когда я начинал бизнес здесь, в Грузии царила коррупция. В Беларуси же всегда было все легально и по закону. Сейчас в чем-то в Грузии проще вести бизнес. Там создано много сервисов, облегчающих ведение дел. Здесь же необходимо бегать по множеству инстанций. Очень много всяких ненужных, на мой взгляд, бюрократических процедур.

Мне кажется, что в Беларуси надо дать дорогу молодым. Причем не в бизнесе (туда они сами придут), а во властных структурах. В свое время в Грузии это очень себя оправдало. Все действенные реформы продвигали молодые руководители, политики и чиновники. В то же время грузины часто очень поспешны в принятии решений, которые иногда оказываются ошибочными. Беларусам это несвойственно.

В целом я считаю, что Беларусь – страна больших перспектив. Даже если посмотреть с географической точки зрения. Вот Грузия, по сути, замкнутая между гор страна. И когда, к примеру, думаешь, как привезти оттуда вино или что-то другое, возникает много вопросов. А Беларусь находится в самом центре Европы. И если провести правильные реформы, идти верным курсом, она вполне может стать процветающей республикой, такой восточно-европейской Швейцарией.

«ЧУВСТВУЮ СЕБЯ В СВОЕЙ ТАРЕЛКЕ»

Мне очень повезло с моей женой Татьяной. Мои родители с понимание отнеслись, что взял в жены беларуску. Отец всегда говорил, что делай, как считаешь нужным. И он был прав. Надо уважать своих родителей, но такие решения необходимо принимать самому.

Сегодня у нас две дочки: старшая учится в университете, а младшая увлекается хореографией. Хоть они и родились и выросли в Беларуси, но очень любят Грузию.

В нашей семье сильно переплетены традиции двух стран. Например, это касается кухни. В основном готовит моя жена, но и я могу удивить каким-нибудь грузинским блюдом. Был такой случай: как-то праздновали день рождения друга, где меня попросили приготовить что-нибудь грузинское. Я решил, что это будет чакапули. А в этом блюде главные ингредиенты – баранина и зеленые сливы. С бараниной проблем не было. А вот где взять кислые сливы? Позвонил своему другу, чтобы он мне подсказал, как их достать. Он сказал, что возле домика РСДРП растут три дерева, и добавил, если спросят, почему рвешь, скажешь, что это мой отец после войны посадил.

Что для меня Беларусь? Это, конечно, второй дом. Как-то прилетел из Грузии. Забрал машину со стоянки в аэропорту и даже не доехал до Кургана Славы. Ранее утро, солнце встает, все вокруг такое зеленое, свежее. Я остановил машину, вышел и лег на траву. Было полное ощущение, что я вернулся домой, что это все мое. Чувствую себя в своей тарелке. Бывает, конечно, что сильно тянет в Грузию. Те, кто прожил здесь столько лет, – особая каста. Здесь я грузин, а там – беларус…

Юлия ГУНАШВИЛИ
Фото Александры ЗОТОВОЙ
Источник: БелГазета

Оставить комментарий