logotype

Элгуджа Мания: «Из бывших советских республик Беларусь – самая стабильная»

elgudja_mania– К войне мы не готовились. Война началась неожиданно 14 августа 1992 года. Жили мы в Абхазии, в Гальском районе. Я – грузин, жена моя – абхазка. И вдруг межнациональный конфликт. Три месяца непонятно что творилось. Декабрь пришел, все старались детей вывозить к родственникам. И я решил отвезти семью к старшему брату Руслану в Гродно. Он когда-то проходил армейскую службу в Беларуси, женился на Светлане, она из Щучина. В Гродно у них квартира была. Привез я сюда маму, жену, троих детей, младшей Манике всего полтора года было. Побыл с ними десять дней и уехал назад.

Словами не передать, что такое межнациональный конфликт людей, которые всю жизнь жили вместе. В это время погиб мой брат. Даже во время похорон пули свистели. Через полгода решил я к семье ехать.

После распада Советского Союза и до сегодняшнего дня, я считаю, что из всех республик самая стабильная – Беларусь.

– Чисто психологически адаптироваться в Беларуси было трудно? Или нормально, ведь все мы в прошлом советские?

– Я был в шоковом состоянии. Думалось, что это временно и вот-вот все закончится. Все слушали и смотрели выпуски новостей: что там? Летом 1993 года был уже подписан двусторонний договор о мире, люди стали возвращаться назад. А у меня на то время денег не было на обратную дорогу. Через две недели опять начались бои. И люди через абхазскую границу – восемьдесят километров на подъем, а потом через Кавказский хребет вниз – уходили в Грузию. По дороге многие умирали, особенно дети. Около 300 тысяч грузин вынуждены были оставить Абхазию. Мне с семьей возвращаться было некуда. Полтора года я думал только о возвращении. Ничем не занимался, лежал на диване и в стенку смотрел. Тогда мне было 37 лет. Однажды подумал: что ты с собой делаешь?!

Жизнь идет, а ты чего-то ждешь. И начал работать.

К этому времени наши дети уже хорошо говорили по-русски. Мы с ними по-грузински, а они только по-русски отвечали. На грузинском не общались. И пришла мне тогда идея

организовать грузинский класс. К этому времени в Гродно оказалось 59 грузин из Абхазии. Обратился в УВКБ ООН с просьбой о содействии. Были выделены финансы 9-й школе для закупки оргтехники. Мы открыли грузинский класс. Три раза в неделю наши преподаватели проводили уроки языка, литературы, истории, географии Грузии. Я достал карту Грузии, отдал ее художнику, он ее перерисовал в увеличенном формате, из Грузии знакомые прислали учебники. Наши дети хорошо говорят и по-белорусски.

voskresnaia_shkola_v_grodno– А как Вам пришла идея организовать Общественное объединение грузин?

– Услышал рекламу, что в Гродно будет проходить фестиваль национальных культур. Узнал, что в нем участвуют белорусы, армяне, азербайджанцы, россияне, украинцы. А грузин нет! И буквально за два дня сумел организовать и грузин. Отдел культуры горисполкома помог. Каждые два года в Гродно проходит такой фестиваль. Главное, не сидеть сложа руки и не ссылаться на сложности и бытовые неурядицы.

– Но ведь Вы здесь не только грузинский класс открыли и Общественное объединение грузин, но еще и цех по производству лаваша.

– Чтобы открыть цех, мы проверили на качество всю муку, которая выпускается в Беларуси, – ведь лаваш выпекают из муки только высшего сорта. Лидская мука оказалась самой качественной. И в системе Белкоопсоюза запустили цех. Официально я – начальник лавашного цеха. Мы обеспечиваем весь город, поставляем 700-800 кг лаваша. Так что работаю по профессии: ведь я инженер-технолог пищевой промышленности. А еще я хочу организовать грузинскую кухню.

– Грузины всегда отличались почитанием старших и женщин. Каково Вашей маме здесь?

– Конечно, тяжело. В этом году ей исполнилось 80 лет. Она всю жизнь прожила, работая на земле, у нас был огромный сад. Воду пили мы из реки, которая протекала рядом с домом, настолько она чистой была. А сегодня вшестером приходится жить в двухкомнатной квартире, которую мы снимаем.

– Глядя на Вас, думаешь: благополучный мужчина, у такого, наверно, все в порядке, все получается. За десять лет Вы очень много успели сделать и для своей семьи, и для города, в котором живете. Кем бы Вы хотели видеть своих детей?

elgudja_mania_1– Главное, чтобы людьми хорошими выросли. Ведь самое основное богатство у человека – это его дети. У меня в семье обычай: два-три раза в неделю, как бы ни был занят, подолгу беседую с детьми. Я считаю, что если дети совершают проступок, то родителей надо наказывать, а с детьми работать надо и воспитывать. Учу их грузинскому гостеприимству, ведь у нас больше всего ценится та семья, в которую много гостей приходит. В плохую семью гости и друзья не ходят. У меня есть мечта, чтобы один ребенок был врачом, другой – экономистом, а третий – юристом.

– А как Вы относитесь к слову «беженец»?

– Это слово меня обижает, оно тревожное – за ним стоит горе. Беженцев вообще не должно быть. С помощью УВКБ ООН мы начали проводить репатриацию наших семей. Из Гродно уже три семьи уехали, но не в Абхазию, а в Грузию.

– У грузин особенное восприятие родины. И Вы, конечно, тоже мечтаете уехать. А почему здесь не остаетесь?

– Как бы мне ни было хорошо в Беларуси, у меня здесь много друзей, но день и ночь я мечтаю вернуться домой. Для нас Беларусь – вторая родина, а для моих детей за эти десять лет она стала основной. Я не перестаю повторять: спасибо белорусам, за то, что нас приняли. Но каждый грузин должен жить в Грузии.

…Пусть сбудутся их мечты и они уедут на свою Родину. В Беларуси у них остаются друзья. Гродненцы, покупая лаваш, будут вспоминать их добрым словом. А грузинские дети уже в Грузии будут читать выученные в Беларуси стихи: «Мой родны кут, як ты мне мiлы, забыць цябе не маю сiлы…», «Радзiма, мая дарагая… Я сэрцам табе прысягаю».

Источник: «Мы – часть белорусского общества», издание Международного общественного объединения по научно-исследовательским и информационно-образовательным программам «Развитие»

Оставить комментарий