mamuli.by

«Белавиа» приостановила полеты из Минска в Грузию

Национальная авиакомпания «Белавиа» в связи с пандемией коронавируса временно приостанавливает рейсы в Тбилиси и Батуми.

Об этом информирует пресс-служба авиаперевозчика.

 

Указывается, что с 20 марта по 28 марта отменяются рейсы В2 741-742, а также с 22 марта по 28 марта отменяются рейсы В2 735-736 в Тбилиси.

Кроме того, с 20 марта по 28 марта отменен рейс B2 737 и с 21 марта по 29 марта рейс B2 738 в Батуми.

«Если пассажиры нашли свой рейс в этом списке и билет куплен на самолет, который должен был вылететь в указанный промежуток времени, есть возможность вернуть полную его стоимость. Также можно изменить дату полета по тому же маршруту до 31 мая в пределах максимального срока пребывания в пункте назначения без дополнительных сборов», – отмечается в сообщении.


Не любит тосты и свадьбы, уверен, что беларусам в Тбилиси придется туго. Знакомимся с чемпионом Грузии, который приехал в «Шахтер»

Минувшей зимой «Шахтер» пополнился очередным грузинским футболистом. К Лаше Шиндагоридзе, выступающему за «горняков» с начала 2019-го, присоединился Гега Диасамидзе. Полузащитник предпочитает, чтобы его называли именно Гега, а не Георгий, как написано в паспорте.


28-летний игрок из Тбилиси уже успел провести два полных официальных матча за новый клуб. Дебютировал на прошлой неделе – «Шахтер» уступил Суперкубок брестскому «Динамо». А в понедельник помог солигорчанам одолеть «Торпедо-БелАЗ» в первом матче четвертьфинала Кубка. Правда, грузинский легионер, помимо всего прочего, запомнился эпичным промахом с метра по пустым воротам.

Тем не менее Гега верит, что в Солигорске у него все получится, хоть раньше на пределами Родины на серьезном уровне не играл (попытка закрепиться в Дании вообще получилась неудачной). Дмитрий Руто познакомился с новичком «Шахтера», и Диасамидзе дал первое в жизни интервью на русском языке, в котором рассказал о карьере, пышных свадьбах, тостах и скором матче с беларусами в Лиге наций.

– Давай начнем с твоего дебюта за «Шахтер». Он получился не самым удачным – команда не смогла обыграть брестское «Динамо» в матче за Суперкубок.

– На самом деле очень обидно, что проиграли, на следующий день я реально был очень расстроен. Понадобилось время, чтобы прийти в себя. Впрочем, сейчас начинается сезон, мы будем бороться за чемпионство.

Если же говорить непосредственно о Суперкубке, то, конечно, свою роль сыграл быстрый мяч брестчан. Потом этот второй гол… У нас, как помнишь, был шанс вернуться в игру, забили, но почему-то определили офсайд. Не знаю, насколько это верно. Во втором тайме мы очень хорошо выглядели, да еще и удаление соперник заработал. У меня был отличный шанс забить. Мы старались, но, к сожалению, просто не хватило времени. В раздевалке, естественно, все были расстроены, но тренер призвал не отчаиваться, все еще впереди.

Конечно, отмечу атмосферу на матче. Получилось реально круто. А что касается поля, хорошо, что перед матчем прошел дождь, мяч быстрее ходил по газону.

– Насколько знаю, в Грузии запрещено играть на синтетике.

– Да. Уже года четыре команды играют только на натуральных полях. При этом если у клуба нет такого поля, ему приходится брать стадион в аренду. Так что можно сказать, что впервые за четыре года я сыграл на искусственном поле. Ничего плохого о нем не скажу, в принципе, газон, на котором мы играли, хороший.

– Расскажи, как тебя вообще занесло в Беларусь.

– Два предыдущих сезона выступал за «Сабуртало», в 2018 году мы стали чемпионами, а на следующий год выиграли Кубок Грузии. Я играл неплохо, и в середине сезона-2019 «Шахтер» проявил ко мне интерес, но, к сожалению, тренер «Сабуртало» не отпустил. Во-первых, у меня был действующий контракт. А во-вторых, тренер считал меня важным игроком команды. В общем, я отыграл до конца года, контракт закончился, и я спокойно перешел в «Шахтер».

– Но летом тебя звал один тренер – Сергей Ташуев, а сейчас командой руководит Юрий Вернидуб.

– Ничего страшного, для меня это не важно. В любом случае коллектив в «Шахтере» очень хороший. В прошлом году внимательно следил за выступлением команды. Матчи, конечно, не смотрел, но результаты знал. Так что представлял, куда перехожу. К тому же Лаша Шиндагоридзе, который уже год в «Шахтере», советовал мне сюда переезжать. Мы с ним, кстати, знакомы очень много лет. Вместе играли и в Дании, и в «Сабуртало», и вот сейчас снова вместе – в Солигорске.

– Ты уже ощутил разницу между беларуским и грузинским футболом?

– На самом деле да. Это в первую очередь касается стиля игры. В Беларуси, например, много единоборств, не сказать, что быстрый темп игры. Футболисты сильны в физическом плане. А в Грузии делается ставка на техничных игроков, они приносят результат.

– Ты практически всю жизнь играл в Грузии. Почему раньше не удалось уехать за границу?

– На самом деле, еще в начале карьеры, в 18 лет, мне удалось попасть в датский «Орхус». Вроде бы, все шло хорошо, у меня был действующий контракт, но буквально на первой же тренировке получил тяжелую травму спины. При этом никто из врачей не мог определить, в чем именно проблема. И клубные врачи смотрели, и другие специалисты. Я был вне игры целых девять месяцев. Вернулся в Грузию, начал здесь проходить обследования. Кто-то говорил одно, кто-то – другое. Прописали какие-то процедуры, упражнения, в течение 20 дней занимался, посещал врачей. Вроде, стало полегче. Вернулся в Данию, начал постепенно работать в «Орхусе». Но до конца контракта оставалось всего четыре месяца, со мной решили не продлевать соглашение. А потом были исключительно грузинские клубы: «Дила» из Гори, «Локомотив» из Тбилиси и «Сабуртало» оттуда же.

– А как ты вообще оказался в Дании?

– У нас с Лашей был один агент, он устроил просмотр. Лаше было 17 лет, мне – 18. Мы приехали, зарекомендовали себя и остались. Но, к сожалению, толком заиграть в Дании у нас не получилось.

– Получается, дебютировал на взрослом уровне ты не в Дании, как везде пишут, а у себя на Родине.

– Ну да, так и есть. По сути, на серьезном уровне я начал играть в 21 год. В Дании, как уже сказал, не получилось, а до «Орхуса» какое-то время выступал в третьей лиге Португалии. С 15 до 17 лет играл за полулюбительскую команду «Одиашере». Туда помог попасть отец, его зовут Тамаз. Он с 2000 года живет в Португалии. Два года я играл в «Одиашере», а потом понял, что нужно переходить на новый уровень. И отправился на просмотры в разные команды. Был в «Порту», в «Спортинге», но там не впечатлил тренеров. Плюс тяжело было выдержать конкуренцию со стороны игроков из Латинской Америки. Побывал на просмотре в «Витессе». А еще раньше, в 13, ездил в «Аякс». Туда я попал благодаря Шота Арвеладзе, который как раз с 1997 по 2011 годы выступал за «Аякс». Ему нравилось, как я играю, он хотел, чтобы у меня все получилось. Наверное, я бы и мог остаться в голландском клубе, но футбольные законы в Нидерландах жесткие. Для того, чтобы заявить иностранца не гражданина ЕС в чемпионат страны, даже на детском и юниорском уровнях, клубу нужно было заплатить 400 тысяч евро. «Аякс» на это не пошел.

А в Грузии, как уже сказал, моя карьера полноценно стартовала в 21 год. Постепенно прогрессировал, и сейчас чувствую себя отлично. Думаю, если бы не поехал по Европе, а остался в Грузии, моя карьера бы развивалась совсем по-другому. И, наверное, все сложилось бы куда более удачно.

– Раньше не пробовал вернуться в Европу? Может, отец бы помог трудоустроиться в команде Португалии.

– Думаю, мне еще не поздно. Всего же 28 лет :). А так, если бы были предложения и возможности, я бы поехал. Хотел снова оказаться в европейском чемпионате, но никто не звал.

– После возвращения в Грузию ты оказался в команде «Саско».

– Но и за нее я не играл. Пришел в клуб за три месяца до начала чемпионата в первой лиге. Потренировался и перешел в «Дилу». С этим коллективом, к слову, «Шахтер» встречался на сборах в Турции, сыграл 0:0. Что могу сказать об этой команде? Тогда это был действительно очень сильный коллектив. Мы даже играли в квалификации Лиги Европы в сезоне-2013/14. Я играл не так часто, в основном, был в числе запасных, но стал свидетелем того, как «Дила» дошла до раунда плей-офф турнира. Там, правда, не смогли переиграть венский «Рапид». Сначала в Австрии минимально уступили, а вот дома уже проиграли крупно – 0:3.

– После «Дилы» был «Локомотив» из Тбилиси.

– Три сезона там выступал, с 23 до 26 лет. И на самом деле довольно успешно. Это очень хорошая команда. Вот только из-за того, что в составе у нас каждый год было немало молодых футболистов, до чемпионства всегда чего-то не хватало. Именно в «Локомотиве» мне удалось по-настоящему раскрыться, привлечь внимание «Сабуртало» – клуб предложил хорошие условия, и я уехал. Хотя в то время еще две грузинские команды хотели видеть меня у себя: тбилисское «Динамо» и «Дила». Но все-таки подумал, что именно в составе «Сабуртало» удастся стать чемпионом – и не прогадал. Пришел – и в 2018-м мы взяли «золото». На следующий год уже выиграли Кубок Грузии. А вот в Лиге чемпионов в сезоне-2019/20 выступили не очень удачно. Сначала прошли молдавский «Шериф» (3:0, 0:1), а потом, во втором квалификационном раунде, проиграли загребскому «Динамо». Мне тренер доверял, поэтому лишь в последнем нашем поединке в турнире я вышел на замену, а так – всегда в стартовом составе.

Затем в Лиге Европы мы играли с «Араратом» из Армении. Не смогли пройти этого соперника, но битва получилась интересная. Сам же понимаешь – грузины против армян. При этом мы даже в гостях, в Ереване, победили 2:1. Но дома играли просто ужасно. Пропустили быстрый гол, а потом еще во втором тайме нам забили с пенальти. В итоге армяне отошли назад, играли в защите и сохранили преимущество.

– Расскажи об атмосфере, что царила во время этого матча в Грузии.

– Стадион на поединке был заполнен – больше 27 тысяч человек, было очень красиво. Но вот что касается поддержки фан-сектора, то о нем ничего особенного не скажу. Просто у «Сабуртало» не так много активных фанатов – всего 30-40 человек. Почему так мало? Клуб основан относительно недавно, в 1999 году. Плюс у «Сабуртало» нет собственного стадиона, команда выступает на арене имени Михаила Месхи. Этот стадион принадлежит Федерации футбола Грузии.

Если говорить об инфраструктуре клуба, о базе, то, например, база у «Шахтера», конечно, получше. В Грузии отличные условия для тренировок у тбилисского «Динамо», «Локомотива» и «Кутаиси». В общем, там, где деньги, там и инфраструктура на высоком уровне.

– Какие деньги крутятся в грузинском футболе? Например, какие зарплаты у игроков?

– Честно, не знаю точно, никогда не интересовался. Средние зарплаты? В районе трех-четырех тысяч долларов. Но в топ-командах, естественно, есть футболисты, которые получают и по 10 тысяч долларов.

– Бывший игрок минского «Динамо» Георгий Наваловский рассказывал, что в Грузии у пяти команд хорошие условия, а у остальных дела похуже. Доходило до того, что игрокам не за что было купить бутсы.

– Да, слышал такое. Вообще, у нас бывало, что сегодня у команды много денег, а в следующем сезоне их нет вообще. Почему так происходит, даже не могу понять. Федерация помогает клубам, вкладывает какие-то средства, но все равно бывают финансовые проблемы. Благо, я играл в тех коллективах, где никогда не было таких вопросов. Сейчас, переехав в Беларусь, по зарплате я выиграл, признаюсь честно. Не намного, но выиграл. Да, в принципе, деньги не играли решающую роль в этом трансфере. Мне просто очень хотелось выступать в заграничном чемпионате. С «Шахтером» у меня контракт на два года. Посмотрим, может, потом будут еще какие-то предложения.

– Насколько реально уехать в Западную Европу из чемпионата Грузии?

– Если ты молодой, перспективный футболист, играешь хорошо, то почему бы и нет. Например, в свое время в Европу из Грузии уехал Каха Каладзе. В Украине поиграл, в «Милане» был лидером. А в Грузии он вообще легенда. Все-таки дважды выиграл Лигу чемпионов, брал много других трофеев. Вот только на Родине пока памятник ему не поставили, хоть и считают легендой :). Сейчас Каха мэр Тбилиси. До этого несколько лет был вице-премьером и министром энергетики Грузии, а с 2017-го – мэр. И, честно скажу, при нем город преобразился, изменилось очень многое – инфраструктура, транспорт. Например, по городу сейчас ездят только белые такси, а для автобусов выделены специальные полосы. С каждым годом Тбилиси становится только лучше, Каху уважают. Впрочем, есть и оппозиция, которая хочет смены власти. Не без этого.

– Ты в детстве ориентировался на Каладзе?

– Нет, моим кумиром он не был, потому что Каха – защитник, а я всегда был полузащитником. Но, как и он, мечтал играть в классном европейском клубе. Не в «Милане», правда, а в «Барселоне». Мой любимый клуб с детства. И мне всегда нравилось наблюдать за Ривалдо, а затем – за Рональдиньо.

– Зидан никогда не нравился? Все-таки ты любишь исполнять «финт Зидана».

– Он, конечно, классный игрок, но я был фанатом «Барселоны» и сборной Бразилии. А финт еще в детстве научился делать. Я играю для команды, для болельщиков, хочется, чтобы им нравился мой футбол, и чтобы они были счастливы.

– Кто еще помимо Каладзе считается легендой грузинского футбола?

– Если говорить о достижениях, то Каха вне конкуренции. Но уважают и Георгия Кинкладзе. Он долгое время играл в «Манчестер Сити». Очень техничный футболист, мог пять человек обыграть. А в Англии сделать это очень сложно.

– Борис Пайчадзе – легенда?

– О да, легенда. Его же именем даже назван стадион в Тбилиси – «Динамо-Арена» имени Бориса Пайчадзе. Не видел, как он выступал, но знаю, что он был великолепен. На этой арене, к слову, скоро сыграют сборные Грузии и Беларуси в полуфинале Лиги наций.

– Сейчас в Грузии по поводу этого матча присутствует ажиотаж?

– Да, только о нем и думают. Все билеты, а стадион вмещает 55 тысяч человек, были раскуплены за три дня после старта продаж. Все надеются, что грузины все-таки победят беларусов. Думаю, если хозяева будут играть быстро, постоянно атаковать, тогда все получится. Ну и, конечно, весь стадион будет болеть за нашу сборную. Поверь, беларусам будет очень сложно :). Даже если приедет из Беларуси несколько сотен болельщиков, все равно их никто не услышит – наши люди их точно заглушат.

– Ты же в курсе, что ради сборной в Беларуси перенесли начало чемпионата, команда проводила февральский сбор и спарринги. Почему грузины так не готовятся?

– Я считаю, что для сборной, для главной команды страны, делаться должно абсолютно всё. И у вас в стране поступают правильно. А почему грузины так не делают? В беларуской сборной выступает много игроков из местного чемпионата, а вот в грузинской команде – всего пару человек. Все остальные играют за границей. Например, многие – в кипрском «Анортосисе», два человека в США – в MLS, два – в Бельгии. Есть представители чемпионатов Турции, России, других лиг. Наш козырь в матче против Беларуси – это Георгий Чакветадзе из «Гента». Очень хороший игрок, да еще и стоит девять миллионов евро.

– Какой счет, по-твоему, будет 26 марта?

– Если грузины забьют быстрый мяч, беларусы пойдут в атаку, будут еще больше времени проводить впереди, мы сможем отличиться еще раз. Так что, предположу, счет будет 2:0.

– Ты говоришь, что был одним из лидеров «Сабуртало». Но почему же ни разу не сыграл за сборную Грузии?

– Если ты играешь в национальном чемпионате, на тебя не будут обращать особого внимания. В сборную в основном вызываются те, кто играет за границей. Если я буду хорошо играть в Беларуси, то, может, и меня заметят. Все зависит только от меня.

– Слышал, что матч Лиги наций был под угрозой срыва из-за коронавируса?

– Да, конечно. Но матч сто процентов пройдет. Да и все зрители придут, поверь мне. Потому что в Грузии все понимают, что при пустых трибунах нам будет очень тяжело. Все-таки болельщики в Грузии – это преимущество для команды. Они болеют всем сердцем, поддерживают коллектив на протяжении всего матча. Уверен, будут на матче и перфомансы. Беларуским болельщикам будет непросто, сколько бы их ни приехало 🙂 К сожалению, я на матч не смогу попасть, у «Шахтера» будет тренировка. Но вместе с Лашей будем смотреть дома и, конечно, болеть за сборную Грузии. Команда никогда не была так близка к выходу на чемпионат Европы. Беларусы, конечно, тоже постараются использовать свой шанс, поэтому матч, уверен, получится интересным. По крайней мере, борьба будет жесткая.

– Если Грузия выйдет на Евро, что будет происходить в стране?

– Ох, болельщики точно будут в экстазе. Люди будут праздновать успех на улицах не просто целую ночь, а целый месяц. Очень хочется, чтобы мы все-таки попали на чемпионат Европы.

– У каких команд в Грузии самые рьяные болельщики?

– У «Динамо» и «Кутаиси». Они друг друга ненавидят, иногда даже бывает, что дело доходит до драк. Благо трагедий не было. У остальных же клубов нет больших фан-секторов. Я тебе даже скажу, что когда «Сабуртало» стал чемпионом страны, в городе особых празднований не было. Мы взяли золото досрочно, за пять туров до конца чемпионата, и, по-моему, никто даже не ожидал, что мы сможем это сделать. В общем, город продолжил жить своей спокойно жизнью. Отмечали успех только близкие игроков, воспитанники академии и тренеры.

– Давай поговорим о тебе. Расскажи, как ты попал в футбол.

– У меня отец выступал на позиции центрального защитника за «Динамо» Тбилиси, даже в 17-летнем возрасте играл за команду в чемпионате СССР. Но как-то на тренировке сломал руку. Прошла операция, пришлось пропустить год. Потом еще реабилитация. Отец мог продолжить карьеру, но уже не хотел. Все-таки перелом был очень тяжелым, у него в руке сейчас металлический штырь. В итоге в 18 или 19 лет завершил карьеру.

Также у меня два старших брата играли в футбол. Иракли, он старше на 10 лет, играл за «Динамо», но рано завершил в 21. Так скажем, просто надоело играть. Но в свое время он был очень техничным футболистом. Второй брат, Леван, играл в детстве, но на профессиональный уровень не вышел.

А я играю с шести лет. И первым моим тренером был фактически отец. С детства я был техничным игроком, поэтому и пошел в полузащиту. Кроме футбола другими видами спорта даже не интересовался. Получалось так, что утром уходил в школу, возвращался домой и целый вечер гонял мяч во дворе. Прерывался лишь для того, чтобы поесть. Учеба, естественно, от этого страдала. До восьмого класса успеваемость была еще хорошая, но потом стал двоечником. Просто жил футболом. Учителя видели, что я играю хорошо, что у меня что-то может получиться, поэтому поддерживали, в школе не наказывали. Но я и сам старался кое-что учить. Например, русский и английский языки. Мне это даже нравилось. И сейчас, к слову, все фильмы я смотрю только на русском.

– У тебя отец и один из братьев играли за «Динамо» из Тбилиси. А почему ты там не оказался?

– Даже не знаю, почему так получилось. Хотя до перехода в «Сабуртало» меня туда звали, нынешней зимой мог оказаться в «Динамо». Но я уже был настроен переехать в Солигорск.

– Кем мама работает?

– Ее зовут Дали. Она домохозяйка. И раньше ею была, и сейчас.

– Не отговаривала тебя от футбола?

– Нет, никогда. Она меня водила на каждую тренировку, забирала. И всегда во всем поддерживала. Плюс я занимался в очень хороших условиях. Был в академии тбилисского «Динамо», а у этого клуба для детей были постелены пять полей, два мини-стадиона. Все очень качественное. Но потом клуб продал комплекс бизнесменам, и все пропало. Честно, очень любил это место. И даже сейчас, когда проезжаю мимо, становится грустно от того, что нет этого комплекса.

Хорошие условия для детского футбола сейчас созданы в «Сабуртало», «Локомотиве», «Динамо» Тбилиси, «Кутаиси», «Динамо» Батуми. Но вот мой сын, например, не хочет заниматься футболом. Ему интереснее посидеть в планшетах, в телефоне. Зову его играть на улице, но он совсем не хочет. Не боюсь ли, что футбольная династия Диасамидзе прервется? Так у меня время есть, если что, третьего мальчика родим :).

– Ты перевез семью в Беларусь?

– Пока нет. Через месяц перевезу.

– Как жена отреагировала на твой переезд в Беларусь?

– По крайней мере, жена была не очень довольна. Все-таки у нас маленькие дети – сын и двухлетняя дочка. Думаю, сын останется дома с бабушкой, он все-таки ходит в школу. А вот жена с дочкой переедут сюда.

– Как детей зовут?

– Ираклий, что переводится как «царь». Моего брата так же звали, поэтому и сыну дали такое имя. А дочку зовут Анна. Жену – Светлана, она у меня наполовину русская, а наполовину, по отцовской линии, грузинка. Она работает в представительстве компании Booking.com в Грузии. Я ей говорил, чтобы не работала, все-таки я могу обеспечить семью. Но она захотела трудиться, тем более, очень хорошо говорит на русском, грузинском и английском языках.

– Расскажи о своем детстве. Ты же родился в не самое легкое для Грузии время: с 1991-го по 1993-й годы страна переживала гражданскую войну.

– Я тогда был совсем маленький, родился ведь в 1992-м. Но родители говорили, что время было очень тяжелое. Например, стояли огромные очереди за хлебом, достать еду было нелегко. У папы был бизнес – он владел небольшим магазинчиком. Но во время войны, естественно, пришлось его закрыть. Тем не менее, папа продолжил бизнес – только уже нелегально. Так что, несмотря на то, что в стране было тяжело, мы не бедствовали. В 2000 году отец принял решение уехать в Португалию, в город Лагос. Сейчас работает в компании, занимающейся установкой бассейнов. Получил гражданство Португалии, потом это же сделала мама. Но она, кстати, все равно живет в Грузии. Думаю, потом переедет. А у меня португальского гражданства нет, я и не особо этого хочу. Я патриот Грузии. И после окончания карьеры хочу там жить.

Я как-то смотрел фотографии того времени, когда была гражданская война. Просто ужасно. На проспекте Руставели находились люди, разделившиеся на два лагеря. И они фактически стреляли друг в друга. В городе периодически раздавались взрывы.

– Когда тебе было 11 лет, в Грузии снова возник конфликт – «Бархатная революция». Тогда свергли президента Эдуарда Шеварднадзе.

– Да, тоже нелегкое время. Но, как и в начале 90-х, ни на мне, ни на моей маме и братьях это не отразилось. Помню, был перекрыт центр Тбилиси, там проходили митинги. А я, например, продолжал жить обычной жизнью, спокойно ходил на тренировки, в школу. Даже ночью можно было гулять.

Свергнув Шеварднадзе, все были очень счастливы. Когда он был у власти, в стране было очень много безработных. Реально тяжело жилось. На смену Шеварднадзе пришел Михаил Саакашвили, который пропагандировал европейский курс. Вначале все было хорошо, но затем президент и его люди стали делать плохие вещи, народ оказался недоволен. Сейчас же в Грузии, во главе которой стоит женщина Саломе Зурабишвили, демократия на высоком уровне, все спокойно. Хотя, признаюсь, безработных тоже хватает. Вообще, в Грузии есть как богатые люди, так и совсем бедные. И их достаточно много.

– В 2008 году страна снова пережила непростые события.

– Да, но я тогда находился в Португалии. Тем не менее, страшно было наблюдать за тем, что происходило в Грузии. Настоящая война. Помню, когда играл в «Диле», гулял по улицам Гори и видел в стенах зданий следы от танковых снарядов. Реально очень страшно. Даже сейчас, если ты приедешь в Гори, увидишь последствия той войны. Город находится очень близко к Северной Осетии, буквально час езды. Война же, как ты помнишь, велась между Грузией с одной стороны, и Южной Осетией, Абхазией и Россией с другой.

– Какое твое отношение к событиям 2008 года?

– Конечно, негативное. Для всех грузин то время было очень сложным. Много солдат погибло фактически просто так. Кто-то говорит, что Грузия начала войну, кто-то утверждает, что это вина второй стороны конфликта, но толком никто ничего не объясняет. После той войны, к слову, очень много молодых грузин уехали из страны.

– Ты сам в армии служил?

– Нет. Там получилась интересная история. У нас призыв в 18 лет. Мне вроде как прислали повестку, но на тот адрес, где я не жил. То есть люди ошиблись. Меня никто не искал, я спокойно жил, уехал в Данию. Потом, когда мне был 21 год, к тому времени я уже был женат, родился сын – дали отсрочку на три года. Прошло это время, мне принесли новую повестку. Но я пришел в военкомат и показал справку, что моя жена снова беременна – до родов оставалось три месяца. Меня не стали трогать, снова дали отсрочку. А сейчас мне уже 28 лет – в армию не надо. И, честно скажу, я никогда не хотел служить.

– Кавказцы – горячий народ?

– Да, очень. Но я в жизни спокойный, даже не представляю, что меня может вывести из себя. А вот на поле, во время матчей, могу проявить эмоции.

– Правда, что в Грузии гость – это как хозяин, и ему всегда дают самое лучшее?

– Да, именно так. Когда к грузинам приходят гости, для них приготовлена лучшая еда, предоставлены самые комфортные условия. Все, что есть дома, для гостя. И если ты придешь ко мне, точно уйдешь сытым. Да и грузины славятся своими шикарными застольями. А также любовью произносить тосты. Без этого вообще невозможно представить застолье в большой компании. Хотя я, например, никогда не говорил тосты, мне это не нравится.

– Может, ты еще и вино не пьешь?

– Не, вино как раз люблю. Но пью его, естественно, немного. Один бокал красного иногда можно. А так алкоголь не нравится. Из-за этого, кстати, не нравится бывать на грузинских свадьбах. Когда не пьешь, там скучно. Много раз меня приглашали, но я отказывался. Да, это грандиозное событие, собирается по 100, 200, 500 человек. Большие гуляния, танцы, грузинские песни. Кто-то встает, говорит длинный тост, а все в это время едят, никто не слушает :). Иногда и драки бывают. Но моя свадьба была скромной – всего 10 человек. Со Светланой мы уже давно вместе – познакомились, когда мне было 18. До пяти лет она жила в Москве, а потом переехала в Грузию.

– В грузинских ресторанах в Беларуси ты уже побывал?

– Да, один раз был в Минске. Взял лобио, хинкали и хачапури. Лобио, например, мне понравилось, а вот хачапури не очень. Хинкали так вообще ужасные. Мне кажется, по-настоящему грузинский вкус за границей найти очень тяжело.

– С кем-то из грузин в Беларуси успел познакомиться?

– А у меня в вашей стране даже дальний родственник работает, в посольстве Грузии. Кто именно? У моей бабушки по отцовской линии есть сестра. И внук этой сестры как раз работает в посольстве. Но пока больше общаюсь с Лашей, иногда вместе ужинаем, в приставку играем. Если бы его не было в «Шахтере», мне было бы тяжелее. Скоро перевезу семью – станет еще легче. Пока же только адаптируюсь к новым условиям.

Дмитрий РУТО
Источник: Tribuna.com


Со Шкуриным и Сарокой: Мархель объявил расширенный состав на матч с Грузией

Главный тренер сборной Беларуси Михаил Мархель определился с расширенным списком игроков, вызванных на матч плей-офф квалификации EURO’2020 против команды Грузии.

Расширенный состав национальной команды включает 35 футболистов:

Вратари: Александр Гутор (Шахтер), Павел Павлюченко (Динамо-Брест), Егор Хаткевич (Ислочь), Антон Чичкан (БАТЭ).

Защитники: Александр Мартынович (Краснодар, Россия), Денис Поляков, Николай Золотов (оба – Урал, Россия), Сергей Политевич, Сергей Матвейчик, Игорь Бурко (все – Шахтер), Никита Наумов (Жетысу, Казахстан), Александр Павловец (Динамо-Брест), Максим Швецов (Динамо-Минск), Сергей Карпович (Ислочь).

Полузащитники: Сергей Кисляк, Михаил Гордейчук, Павел Савицкий (все – Динамо-Брест), Станислав Драгун, Игорь Стасевич, Павел Нехайчик, Евгений Яблонский, Дмитрий Бага (все – БАТЭ), Иван Маевский, Макс Эбонг (оба – Астана, Казахстан), Никита Корзун (Вилафранкенеше, Португалия, Д2), Юрий Ковалев (Арсенал, Россия) Иван Бахар, Владислав Климович (оба – Динамо-Минск), Юрий Кендыш, Дмитрий Подстрелов (оба – Шахтер).

Нападающие: Максим Скавыш, Антон Сарока (БАТЭ), Денис Лаптев (Динамо-Брест), Виталий Лисакович (Шахтер), Илья Шкурин (ЦСКА, Россия).

Окончательный список из 23 футболистов определится 23 марта.

Сбор главной команды страны продлится с 21 по 31 марта, передает пресс-служба Беларуской федерации футбола. Наша дружина разместится в техническом центре федерации и будет тренироваться на комплексе футбольных полей БФФ.

25 марта сборная Беларуси вылетит в Грузию, где 26 марта проведет матч плей-офф квалификации чемпионата Европы-2020. Противостояние с Грузией на национальном стадионе «Динамо-Арена имени Бориса Пайчадзе» в Тбилиси начнется в 20.00 по беларускому времени.

Источник: Прессбол


Георгий Татарашвили: понимаю ли я беларуский язык? Говорить мне сложно, а понимать – конечно, понимаю

Большой разговор с Георгием Татарашвили – звездным бомбардиром беларуского футбола конца минувшего века.

48-летний Георгий Татарашвили нынче тренирует детей в Слониме, в городе, где прошла его значительная и самая удавшаяся часть футбольной карьеры. В октябре 1999 года местный «Коммунальник» выиграл турнир в первой лиге, а грузинский нападающий с 22 забитыми мячами стал лучшим бомбардиром первенства.

– Насколько помню, октябрь 99-го был дождливым. 24-го мы выиграли в Слониме у «Гранита» и обеспечили себе выход в высшую лигу за тур до конца чемпионата. А на следующий день было собрание на стадионе. Смотрю, трактора работают, поле перепахали. Как понимаю, хотели реконструировать стадион к началу следующего сезона. Но реконструкция затянулась, сезон-2000 мы провели на «Динамо», который, конечно, не соответствовал требованиям высшей лиге. Это еще тогда не соответствовал, сейчас даже никто не разговаривал бы.

Кстати, свой первый матч в должности главного тренера «Славии» здесь проводил Владо Петрович, и он был поражен, что в таких условиях вообще разрешают играть.

– Сейчас иначе?

– Да, сейчас стадион очень хороший, можно и матчи высшей лиги принимать – и трибуны, и раздевалки, и поле. Вообще в Слониме созданы все условия – есть же еще искусственное поле на «Белтрансгазе». Но для высшей лиги нет команды – ибо нет спонсоров. Когда мы были в высшей лиге, требования были совсем другие. Сейчас, конечно, для содержания команды нужны куда более серьезные финансы.

– Вы хорошо помните сезон-1999?

– Да, очень хорошо. Начали неплохо, но ближе к концу первого круга случился спад. А в перерыве между кругами получили свежую кровь: пришел опытный Геннадий Карасев, добавились легионеры из России. Во втором круге у нас была серия из восьми побед, по-моему, мы даже ни одного гола не пропустили. Кстати, считаю, лимиты на легионеров нужно отменять, ведь ни один нормальный тренер не поставит иностранного игрока, который слабей местного.

– Можно сравнить уровень той первой лиги и нынешней?

– Мое мнение, уровень значительно упал. У некоторых, насколько знаю, нет даже того минимума, что есть у Слонима. Сейчас в Слониме основная проблема в том, что каждый год команда обновляется. Та команда, которая выходила в высшую лигу, начала формироваться в 1992 году, когда в Слоним к местным ребятам добавились перспективные парни из Минска – и Болошов, и Дым, и Михалев, и Самущик. Я приехал в 1994-м, и они уже были здесь, плюс много хороших ребят с Украины. Костяк сформировался не за один год.

– После сезона-99 у вас наверняка были предложения из других клубов.

– Мог покинуть Слоним и перед победным 99-м. Приезжали представители гродненского «Немана», хотели забрать меня и Колю Дыма – тогдашний главный тренер гродненцев Сергей Солодовников и их директор Сергей Короза. Но, как понимаю, руководители клубов не сошлись в сумме компенсации.

В декабре 99-го поехал на просмотр в новотроицкую «Носту», которая выступала в первой лиге чемпионата России, ныне это ПФЛ. Команде был нужен форвард таранного типа, моей комплекции. После первого сбора подписал личный контракт, но потом получил травму и выбыл на два месяца. Вернулся в Слоним.

– Получается, та травма была роковой в вашей карьере, ведь, по сути, сезон-1999 так и остался лучшим?

Возможно. Мне очень хотелось попробовать свои силы в России. Видел в Новотроицке, что реально пробиться в основной состав, тренер на меня рассчитывал. Да и, что скрывать, в финансовом плане предложили зарплату в раз десять больше, чем в Слониме. Но сложилось, как сложилось.

– После травмы в сезоне-2000 вы забили всего два мяча, а «Коммунальник» вылетел из высшей лиги…

Это был худший сезон в моей карьере. Из-за травмы смазалась вся предсезонная подготовка. Вдобавок не было уже того коллектива, не было сплоченности.

– После того Слоним вы покинули, но давайте сначала вспомним, где начиналась ваша карьера?

– Родился я в Грузии, во втором по величине городе страны Кутаиси. Там и теперь живет моя мама, брат с семьей. С 1989 года я играл в дубле кутаисского «Торпедо», был под основой. А затем развалился Советский Союз, в Грузии началась война. Стало не до футбола.

– Часто бываете на родине?

– В последний раз был в Грузии в 2015-м.

– Можете сравнить уровень жизни там и в Беларуси?

– В Беларуси есть работа. Да, небольшие зарплаты, но в Грузии и такую работу трудно найти. Потому многие грузины уехали за рубеж. Наверное, нет такой семьи, где кто-то не перебрался бы в другую страну. Что мне в Грузии нравится, так это то, что развивается туризм, стало много отличных гостиниц. Тбилиси очень красив, хорошие курорты в Батуми, в Кобулети.

– Как вы попали в Беларусь?

– Понял, что если хочу развиваться, то из Грузии надо уезжать. Сразу поехал в Ростов, там жил у знакомых и тренировался. И тут агент, работавший с Геннадием Бабошкиным и Сергеем Грабуном, предложил поехать на просмотр в Слоним.

– Представляли куда едете?

– Знал, что страна входила в СССР, столица – Минск, и что там говорят по-русски. А до того ни разу здесь не был. Весной 94-го приехал в Слоним в три часа ночи. Люди подсказали, как добраться до гостиницы. Заселился, а утром пошел в офис клуба, который находился в том же здании. Через неделю предложили подписать контракт. Около месяца ждал трансфер из Грузии.

В команде прижился быстро. Мы ведь были молодые, дружные, жили в общежитии. Другие времена были. Это сейчас компьютеры, мобильники, а тогда один телевизор и один видеомагнитофон – на всех. Вместе общались, ходили на дискотеку. В общежитии, на втором этаже, была дискотека «Импульс», после игр любили туда заходить. Будь я сейчас тренером, никогда бы не поселил команду в том общежитии…

– Нарушали спортивный режим?

– Бывало, конечно. Но без фанатизма и не перед игрой. Ты себе представляешь: молодые пацаны после игры лежат в общежитии и смотрят телевизор? Это же с ума было сойти!
Честно скажу, физическое развитие тогдашних футболистов было иным. Возьмем, например, братьев Дигелей. Они были из деревни Козловщина, недалеко от Слонима. Не особо техничные, без футбольной школы, но сумасшедшие физические возможности. Даже после дискотеки могли два тайма бегать на высоких скоростях!

– Успехи не заставили себя ждать…

– Да, в 1995 году мы перешли под крыло Водоканала, главой клуба стал Василий Шкодов, команда сменила название на «Коммунальник». Футболисты были оформлены как спортсмены-инструкторы. На Водоканале получали зарплату. Был стабильный состав и финансирование, в 1996-м мы первый раз вышли в высшую лигу.
В Слониме был настоящий футбольный бум, эйфория. Мест на трибунах не хватало, многие болельщики смотрели матчи стоя. И команда хотела себя показать. Представьте, серию из девяти домашних матчей без поражений выдали. Отличный результат для новичка элитного дивизиона. В итоге же заняли 11-е место. После матча с «Трансмашем» я попал на первую полосу «Прессбола»…

– А затем был неудачный сезон-1998…

– Ничего не предвещало. Появилось неплохое финансирование. Конечно, не такое как тогда в Мозыре или сейчас в Бресте, но все же. Молодые футболисты, конечно, продолжали жить в общежитии, но игрокам основы уже снимали квартиры. Это было правильно. Спортсмен должен отдыхать после матча, а в общежитии ведь шум: дети, женщины на кухнях варят борщ.

В команду пришел Яков Шапиро, привел костяк из «Атаки-Ауры». Не скажу, что между нами и новыми игроками возникли натянутые отношения, но чтобы сыграться нужно было время. Помню, обыграли минское «Динамо», я еще забил с передачи Дивакова. Готовились к игре в Гродно, у всех хорошее настроение, и тут…

Не знаю, что случилось, но Шапиро написал заявление об уходе. Не хочу сказать ничего плохого, но те игроки, которые пришли вместе с Яковом Михайловичем, знали, что уйдут после окончания сезона. Чисто психологически им было непросто найти мотивацию. А резервисты не смогли их заменить, потому что были не в игровом тонусе. Заняли последнее место.

– Что скажете о Шапиро, как о человеке?

– Своеобразный человек и тренер. Была жесткая дисциплина, но под настроение мог и шутить. Верующий человек был. Верил в приметы, например, перед матчем автобус должен поехать вот так, а не так. Если кошка черная перебежала, то автобус обязательно должен остановиться.

Но, повторюсь, была дисциплина. Такой пример. Должны были играть в Слониме, но перед матчем заехали в гостиницу в Барановичах. Как понимаю, чтобы у игроков было меньше соблазнов.

– В 2000-м вы все-таки покинули Слоним.

– Уехал в Светлогорск, «Химик» заплатил компенсацию. Команда хотела выйти в высшую лигу, хоть и не афишировала это. Состав подобрался приличный. Переполненные трибуны, финансирование. Но «Звезда» и жодинское «Торпедо» под руководством Шапиро нас опередили.

Потом поиграл в несвижском «Верасе», после – в «Торпедо-Кадино». В Могилев меня пригласили на роль дядьки-наставника. В 2004-м вернулся на полгода в Слоним. Затем опять «Торпедо-Кадино», помог команде и тогдашнему ее тренеру Андрею Скоробогатько сохранить место в первой лиге.

– Вы завершили карьеру в 32 года. Не рано?

– Рановато, силы были, мог еще года три поиграть. Но так сложились обстоятельства. Ввели лимит на легионеров, и в первой лиге я играть уже не мог. Из высшей же лиги звали только в Речицу, а туда не было желания ехать. В Слониме была семья, подрастали дети.

– Сколько их у вас?

– Трое сыновей. Старший сейчас служит в армии. Средний учится в Мозыре, в спортивном училище олимпийского резерва, он греблей занимается. А младший, Миша, приехал со мной на интервью, ему десять лет, он занимается футболом у меня в группе. Я сейчас работаю детским тренером в микрорайоне Альбертин, где проживаю, мы построили там дом.

– Возможно, лет через семь в Беларуси появится еще один футболист Татарашвили?

– Надеюсь, задатки футболиста есть. Вот в среднем я их не увидел, решил отправить его в другой спорт. Он выбрал греблю, и у него хорошо получается.

– Ваши дети считают себя больше беларусами или грузинами?

– Конечно, они намного больше беларусы. Они здесь родились и выросли. Их родной язык беларуский, по-грузински они знают лишь несколько слов.

– А вы сами понимаете беларуский язык?

– Говорить мне сложно, а понимать – конечно, понимаю. Я вообще быстро в Беларуси адаптировался, никаких проблем.

– Уезжать из Слонима не планируете?

– Нет! Здесь построил дом, мне комфортно. Только если по работе предложат хороший вариант в другом городе.

– Чем вы занимались по завершении карьеры?

– Сразу пошел работать на слонимский Водоканал, но со временем понял, что не могу без футбола – и начал тренировать детей. В Слониме появился амбициозный проект «Белтрансгаз», и вместе с Евгением Савонем я вошел в тренерский штаб под руководством Алексея Шубенка.

– Можно подробнее об этом проекте?

– На мой взгляд, это был амбициозный и перспективный проект. Если бы не обстоятельства, вызванные переходом «Белтрансгаза» под крыло Газпрома, то, думаю, клуб существовал бы поныне, и играл в высшей лиге. Мы начинали вместе с «Ислочью».

– Один из ваших подопечных в «Белтрансгазе», Евгений Шикавка, впоследствии вызывался в сборную, играл в Греции, сейчас перешел в минское «Динамо». Вы, как нападающий, видели в нем потенциал?

– Потенциал был виден, но что-то чуть-чуть мешало ему раскрыться. Я рад, что у него все сложилось.

– Вам удалось скопить денег за футбольную карьеру?

– Не те заработки тогда были. Что зарабатывал, на то и жил. Это теперь даже в аутсайдерах высшей лиги зарплаты тысяча-две долларов, а тогда было иначе. Разве что в «Славии» и «Белшине» платили сопоставимые деньги.

– Напоследок, блиц-опрос. Драники или хинкали?

– Хинкали. Соскучился по ним, а драники ем, можно сказать, каждую неделю.

– Любимый футболист?

– Ибрагимович.

– А если беларуский или грузинский?

– Давид Капиани. Из беларусов – Валентин Белькевич. Однозначно.

– За кого будете болеть в мартовском матче Грузия – Беларусь?

– Пусть победит сильнейший!

– В Слониме вас помнят как футболиста?

– Люди постарше – безусловно. Подходят, интересуются делами, иногда фотографируются. Мне это очень приятно. Там, где ты играл, должен оставить свой след. Это главное для футболиста! Неважно, из Ливерпуля он или из Слонима.

Никита ПАСТУХОВ
Фото автора
Источник: Прессбол


В Батуми бум спроса на таунхаусы. В проект вложился бизнесмен из Беларуси

Рынок жилья в Батуми высококонкурентный – предложений очень много. Но LTD Polo Construction, основанная грузинским и беларуским бизнесменами, нашла незанятую нишу. Компания первой в этом курортном городе начала строить таунхаусы.

ЖК PV One, PV Parklane и PV Garden

В районе улицы Какабадзе возле аэропорта уже сдан первый жилой комплекс. Еще два достраиваются. Всего их будет пять.

Бизнесмен из Батуми Гиорги Катамадзе познакомился с будущим партнером Алексеем Селивановым в своей гостинице, где беларус останавливался на отдых.

«Сначала мы создали бизнес, связанный с продажей недвижимости в Батуми – vbatumi.com. В 2013-2016 годах консультировали начинающих застройщиков, работали в сфере маркетинга и продвижения», – рассказал Катамадзе.

На тот момент, по словам бизнесмена, в Батуми никто не занимался малоэтажным жильем, поэтому они и решили создать новую компанию, которая будет специализироваться на строительстве таунхаусов.

«В 2017 году вместе с Алексеем мы создали компанию LTD Polo Construction и начали строить первые в Батуми таунхаусы. Мой партнер работал финансовым директором беларуской мебельной фабрики, но переехал в Грузию», – уточнил Катамадзе.

ЖК Polo Villas One

ЖК Polo Villas One

ЖК Polo Villas One

Участок для строительства выбрали из-за возможности развиваться: здесь был большой мандариновый сад и пустырь. Землю выкупали у местных жителей – вокруг находятся частные дома. Один из таких домов пришлось также выкупать и сносить.

Первый жилой комплекс Polo Villas One сдали в 2018 году. Он состоит из 24 секций, все проданы.

Этой весной достроят Polo Villas Garden, состоящий из 10 секций, и Polo Villas Parklаne из 50 секций. В первом из них продано 100% квартир, во втором – 80%. В составе Parklane помимо жилья будет административно-общественное здание с кафе, винным погребом, террасой. В комплексе между двумя линиями домов уже оборудован бассейн для жильцов.

Административно-общественное здание ЖК Polo Villas Parklаne

ЖК Polo Villas Parklаne

ЖК Polo Villas Parklаne

ЖК Polo Villas Parklаne

Polo Villas Garden

К концу февраля компания планирует начать строительство четвертого комплекса – Polo Villas Greenfield, состоящего из 18 секций. Сдадут его в 2021 году. Покупатели забронировали уже 10% квартир.

Место строительства ЖК Polo Villas Greenfield

В более отдаленных планах – пятый комплекс, но пока ни названия, ни проекта нет.

Проекты зданий застройщик заказывал у днепровского архитектора грузинского происхождения Ираклия Шония.

«Основная масса покупателей наших таунхаусов – россияне. Грузины купили около 10%. Есть также поляки, украинцы, беларусы. Иностранцы как сами живут, так и сдают в аренду», – уточнил Катамадзе.

«У нас еще есть земля в другой части Батуми. В более отдаленных планах застраивать ее, а также участвовать в госпроектах. Власти выделяют район, проводят аукцион. Застройщик может и сам представить чиновникам концепцию застройки конкретного участка и приобрести землю, если те одобрят. Работы может быть очень много. Опаска может быть у тех компаний, что возводят многоэтажные дома – рынок перенасыщен, но мы строим малоэтажное жилье, и проблем с продажами у нас нет», – заключил собеседник.

Вид на Батуми с крыши ЖК Рolo Villas Parklаne

Алексей Селиванов отказался общаться с корреспондентом и предоставить какую-либо информацию о себе. Известно, что он являлся руководителем чайной компании Tutto Naturale и мебельной компании ООО «ЕвроСтильМебель» (торговая марка «3Dom»).

Павел ДОБРОВОЛЬСКИЙ
Фото автора
Источник: Naviny.by


Зураб Ванишвили: «Я вам гарантирую – до конца года Беларусь будет в ВТО»

В начале октября прошлого года в Грузии был зарегистрирован Международный комитет сохранения независимости Беларуси имени Кастуся Калиновского, нацеленный на создание административных, экономических и правовых предпосылок для укрепления экономического потенциала Беларуси и превращения ее в страну европейского типа.

Мы встретились с Зурабом Ванишвили – руководителем группы по созданию Комитета, чтобы подробнее узнать об этой инициативе.

Зураб Ванишвили

Зураб Ванишвили в 1988-1990 годах учился на подготовительном отделении юридического факультета БГУ, еще два года – на самом юрфаке. После этого перевелся в Вильнюсский университет, затем – в Тбилисский, где окончил факультет международного права. Но годы, проведенные в Беларуси, называет незабываемыми и считает их самыми счастливыми в своей жизни.

– Впервые я попал в Беларусь после окончания школы, в 1984 году. Мне очень понравился беларуский народ: трудолюбивый, простой, добрый, бесхитростный, но героический. Я люблю историю, поэтому часто путешествовал по историческим местам, беседовал с людьми, которые находились на оккупированных немцами территориях, обрел много друзей и единомышленников.

И образование там было на высочайшем уроне, а мне есть, с чем сравнивать. В Минске планка была гораздо выше, чем в Вильнюсе или Тбилиси, хотя и присутствовали советские ограничения, давали не всю информацию. Но теория права в БГУ очень развита, там готовят юристов высочайшего класса. Позже, когда я преподавал в Тбилисском университете, мне сильно пригодились навыки, полученные во время учебы в Беларуси. У вас действительно мощная правовая школа.

Зураб Ванишвили со своими однокурсниками — студентами юрфака БГУ

– Спасибо, приятно слышать. Теперь к сути. В Грузии создали Комитет независимости Беларуси имени Кастуся Калиновского. Что это за инициатива? Какие задачи вы перед собой ставите?

– Основная цель – содействие сохранению суверенитета Беларуси, потому что если страна его потеряет, то буквально через несколько недель мы будем наблюдать триумфальное шествие российской власти. Я, как человек, как гражданин, как житель Земли, не хочу, чтобы мои дети и внуки росли в Российской империи. Я очень люблю русских, свободно говорю по-русски, но их правительство… Иногда мне кажется, что даже если туда придет Иисус Христос, вектор не изменится.

Я обожаю Беларусь, люблю беларуский народ, беларуский язык звучит для меня, как музыка. Каждый беларус – это кусочек моего сердца. И было бы весьма прискорбно, если бы эта страна стала западной окраиной России. Ведь у Беларуси есть своя идентичность, свой уклад жизни, свой образ мышления. И он абсолютно не русский, он – беларуский. Поэтому внешнеполитический вектор Беларуси должен проходить не через Магадан и Курильские острова, а через Западную Европу, потому что, хочет она того или нет, но является европейской страной, где живет европейский народ. Если экономический вопрос решится и Беларусь вступит в ВТО, она, наконец, станет реально независимой.

Кроме того, поглощение Беларуси, которое задумано окружением Путина, прямо угрожает потерей независимости Грузии, Молдове. Прибалтике проще – они уже в НАТО. Поэтому мы и создали наш комитет, чтобы помочь братскому беларускому народу сделать шаги, в результате которых Россия не сможет давить на Беларусь, в первую очередь, экономически.

– Говоря «мы», кого конкретно вы подразумеваете?

– Идейными вдохновителями учреждения комитета был я и два моих друга: Джон Такниашвили и беларуский правозащитник Олег Волчек.

Джон Такниашвили

– Через какие шаги вы предполагаете достигнуть поставленной цели?

– Наша первоочередная задача – добиться вступления Беларуси во Всемирную торговую организацию. С 1993 года страна туда вступает, но никак не может вступить, хотя прошло уже 27 лет. Для сравнения, Грузии для этого понадобилось два года, Кыргызсану – год. А ведь они с точки зрения экономики уступают Беларуси. Когда нам в 2005 году Россия перекрыла газ, мы за неделю переориентировались, договорились с Ираном, с Азербайджаном. По сути, РФ тогда сама вычеркнула нас из списка своих сателлитов.

Важно понимать, что экономический рост Беларуси России абсолютно не нужен, поэтому его целенаправленно блокируют. Когда царь Картли-Кахети Иракли II подписал Георгиевский трактат с Екатериной II, у него не было прямого контакта с императрицей: в одной из крепостей на Северном Кавказе сидел некий полковник, который руководил отношениями с Грузией. Так и сейчас в Беларуси сидят какие-то представители влиятельных компаний и ведомств и блокируют эти вопросы.

Поэтому вроде бы все согласны, но по факту процесс затягивается, множество людей получают зарплаты, но ничего не делают. Англичане говорят: «We are here not for good efforts, but for good results». А если результата нет, система не работает, нужно гнать в шею бюрократов, расформировывать все комиссии – и просто вступать в ВТО. При желании это можно сделать уже в сентябре этого года.

Беларускому правительству нужно лишь обратиться к Японии, США, Канаде, странам Евросоюза с вопросом, что нужно сделать. У западных стран огромный технический опыт в этом плане, и они вовсе не такие плохие, как их рисуют на некоторых российских новостных ресурсах. Они за то, чтобы Беларусь была крепкой страной и вносила свою лепту в решение международных торговых вопросов. Беларуси достаточно попросить помощи – и ей помогут.

Зураб Ванишвили

Я лично – специалист с большим опытом в этой сфере. Я сам был юристом американского института, помогавшего грузинскому правительству вступить в ВТО, членом команды, которая консультировала, писала законы, у меня есть даже благодарность президента Шеварнадзе. И поверьте, это было чисто политическое решение. Нас приняли потому, что главные мировые игроки этого захотели, а не потому, что мы такие хорошие: ведь по сравнению с Беларусью наша экономика практически нулевая.

Беларусь же – сильный игрок, находящийся в центре Европы, по своим экономическим и техническим параметрам она опережает многие страны-члены ВТО, у нее огромный экономический потенциал, образованные и эрудированные люди. Но беларуские товары облагаются огромными налогами, что-то вывезти очень сложно. Практически все, что производится, уходит на российский рынок, экономика зависит от одной единственной страны, и если остановить экспорт в Россию, Беларусь погибнет на наших глазах. Поэтому выход на альтернативные рынки стране жизненно необходим.

Мы уверены, что Александр Лукашенко, как избранник народа и руководитель страны, должен обратиться к своим западноевропейским и американским партнерам, чтобы получить, наконец, возможность беспрепятственно заниматься экспортом-импортом. Это будет выгодно, в первую очередь, самому государству, и оно не должно упускать этот шанс. Если сегодня в бюджете есть некая сумма денег, уже через год она будет увеличена вдвое. Самое время найти тех замаскированных противников, которые ставят палки в колеса процессу, и вплотную заняться реализаций этого проекта: ведь Беларусь более чем соответствует минимальным стандартам, переговоры проведены, договоры заключены. Какой смысл ждать еще 27 лет, если можно достичь цели буквально за полгода?

Олег Волчек

– Какую роль в этом процессе вы отводите созданному вами комитету?

– Мы готовы не только поделиться опытом Грузии, но и помочь проработать все имеющиеся вопросы с правительствами дружественных Беларуси западных стран. Мы знаем, к кому нужно обращаться и как организовать процесс. Мы располагаем квалифицированными кадрами и необходимыми ресурсами, буквально за несколько часов можем объяснить беларуским властям, что конкретно нужно сделать, инициировать встречи где угодно: в Берлине, Вашингтоне, Лондоне, Токио… И я вам гарантирую – до конца года Беларусь будет в ВТО.

Мы с единомышленниками обращались к беларускому правительству, которое очень уважаем и ценим, потому что оно избрано народом, пытаясь убедить его, что вступление в ВТО – первоочередная задача Беларуси, ведь если экономическая ситуация в стране еще больше ухудшится, это чревато волнениями и нестабильностью. Мы писали о том, что готовы предоставить конкретную помощь, но, к сожалению, никаких откликов от беларуских властей не поступило.

То ли администрация Александра Лукашенко не в состоянии довести решение этого вопроса до логического завершения, несмотря на все желание, то ли министры, их замы, многочисленные комиссии – весь бюрократический аппарат – ничего не делают, но Беларусь погибает на наших глазах. Я лично не хочу этого допускать.

– Но если нет обратной связи со стороны беларуских властей, может быть, нет и смысла в существовании комитета? А то получается ситуация, когда без меня меня женили…

– Несмотря на то, что запроса со стороны Беларуси не поступает, уже самим фактом существования нашего комитета мы ставим перед фактом, что во внешнеэкономической политике Беларуси есть большая брешь, раз даже в Грузии создают организацию для сохранения независимости экономическим путем.

Кроме того, недавно начались преследования Олега Волчека, у него стали производить обыски в связи с преступлением, которого он не совершал. Мы даже обратились к Анаис Марин – специальному докладчику ООН по Беларуси, чтобы она включила этот прецедент в свою повестку по правам человека. Уже сам факт наличия специального докладчика говорит о том, что в Беларуси существуют проблемы с демократией. Поэтому параллельно с деятельностью, нацеленной на вступление в ВТО, Комитет сохранения независимости Беларуси начал выступать, как правозащитная организация.

Ольга ГРАДИНАР


В Грузии ветерана ВОВ Евдокию Климову поздравили со 102-летием

Сотрудники Государственной службы по делам ветеранов Грузии поздравили со 102-летием ветерана второй мировой войны, жительницу Тбилиси Евдокию Климову и вручили ей цветы и подарки.

Когда началась Великая Отечественная война, Евдокии Климовой было 23 года. Она пошла на фронт санитаркой и прошла с Беларуским фронтом до победного конца, спасая раненых.

«Когда пришли немцы, мы все, молодежь, пошли в партизаны. Добровольно, за Родину. В 43-м году, когда наши шли, нас присоединили к Первому Беларускому фронту», – рассказала ветеран в своем интервью в день своего столетнего юбилея.

В одном из боев женщина получила ранение, лежала в госпитале, но несмотря ни на что, по сей день сохранила боевой настрой. «Крепко держусь, потому что сама, что хочу, то и ворочу. Что хочу – приготовлю, не злоупотребляю ничем», – говорит Евдокия Климова.

«Государственная служба по делам ветеранов желает Евдокие Климовой здоровья и долголетия», – говорится в информации ведомства.

Грузины принимали активное участие во второй мировой войне. На фронт ушли более 700 тысяч грузин (одна пятая населения Грузии). Половина из них не вернулась. В боях за освобождение Беларуси погибло в общей сложности до 14 тысяч грузин. 

Сейчас в Грузии в живых остались около 400 ветеранов ВОВ, самому младшему из них 94 лет, а старшему почти 103 года, сообщили в Службе по делам ветеранов.

Смотрите, что в свой столетний юбилей рассказала Евдокия Климова в интервью Sputnik Georgia.


На Беларуском автозаводе принимали губернатора Кахети Ираклия Кадагишвили

Этот регион и Минскую область связывают побратимские связи.

Визит грузинской делегации в Беларусь проходил на минувшей неделе. В его рамках состоялось шестое заседание грузинско-беларуской межправительственной комиссии по экономическому партнерству. Основные темы – укрепление межрегионального сотрудничества и новые проекты в промышленной кооперации.

А потому интерес губернатора Кахети к машиностроительному гиганту обоснован: в настоящее время добывающее предприятие Грузии АО RMG Copper использует карьерные самосвалы БЕЛАЗ грузоподъемностью 55 тонн. Сама же компания – одна из крупнейших в стране. Она владеет лицензией на разработку Маднеульского месторождения, расположенного на юге Грузии в 80 км от Тбилиси. Общие запасы руды составляют до 60 млн тонн. Объем добычи руды составляет более 2 млн тонн в год, а объем производства золотомедного концентрата – 60 тыс. тонн.


В Жодино гостей встречали председатель горисполкома Дмитрий Заблоцкий, заместитель генерального директора ОАО «БЕЛАЗ» Станислав Якубович. Грузинская делегация ознакомилась с историей предприятия, посетив Музей трудовой славы, а также с новейшими достижениями – производством сверхтяжелых машин. Ну и конечно, самым большим самосвалом в мире – 450-тонным.


Как отметил заместитель председателя Минского облисполкома Николай Рогащук, в планах развивать промышленную кооперацию. В Грузии уже производят наши лифты, фасуют лекарства. Число совместных проектов планируют увеличивать. Это позволит прибавить во взаимной торговле. Ориентир – 200 миллионов долларов. Это задача была поставлена Президентом Беларуси во время первого официального визита в Грузию в апреле прошлого года.

Ольга КЛИМЕНКО
Источник: Жодзінскія навіны